Санта-Барбара воронежского разлива или зачем в одном дворе появилось три шлагбаума

Санта-Барбара новгородского разлива

Собственность состоятельного наследника утекла в фонд экс-вице-губернатора Новгорода

История Дмитрия Макеева начиналась как сюжет латиноамериканского сериала: его состоятельный отец попал под влияние молодой супруги, вскоре того разбил инсульт и новая жена получила все наследство. Но затем сходство пропадает: в истории появляется типично российский скандал с запахом коррупции в Новгородской области.

Геннадий Макеев приватизировал питерский Домостроительный комбинат № 4 в 90-е годы. В 2003-м он женился на молодой женщине Наталии, но через два месяца его разбил инсульт. Геннадий Евгеньевич стал фактически недееспособен, и управлять имуществом стала жена. Он прожил еще десять лет и умер в 2013-м от повторного инсульта.

Сын бизнесмена Дмитрий Макеев попытался вступить в права наследования, но узнал, что еще в 2003-м, сразу после первого инсульта, было оформлено завещание, по которому вся собственность отошла мачехе.

После длительной тяжбы Дмитрию удалось доказать в суде, что завещание юридически ничтожно. В октябре 2014 г. он наконец стал владельцем двух третей наследства: компании ООО «ДСК 4 Невское» (далее – ДСК-4), стоимость активов которой Дмитрий предварительно оценивал в 100 млн руб.

Распродать наследство

Вскоре Дмитрий Макеев выяснил, что зря считал себя богатым наследником. Еще в 2012 году, до смерти мужа, Макеева продала большой земельный участок в Петербурге. Но на балансе ДСК-4 все еще оставался этаж здания в Московском районе, где находится головной офис компании. Вместе с остальными активами аудиторская компания оценила его в 50 млн руб.

События развивались стремительно. 29.10.2014 вступило в силу решение суда о наследстве. В тот же день Макеева продала 50-миллионные активы за 3 млн рублей некоему ООО «Максторг». Причем документы о продаже подписал никому не известный Смирнов, обозначенный как замгендиректора ДСК-4. Дмитрий Макеев утверждает, что такой человек в фирме не работал, «Максторг» никогда никакой хозяйственной деятельности не вел, а значит, продажу совершил фиктивный представитель (возможно, оформленный на работу на пару дней) через фирму-прокладку. Через месяц, 9.12.2014, «Максторг» за те же 3 млн 100 тыс. руб. продал активы ООО «Воронцовский фонд» и на следующее утро… подал документы на собственную ликвидацию. Из-за затяжек в оформлении решения суда о наследстве Дмитрий Макеев узнал об этом только в январе 2015-го.

В дальнейшем оказалось, что собственность ДСК-4 не только продана, но и заложена. По закону нельзя распоряжаться наследуемым имуществом, если спор о наследстве не завершен, но Макеева получила под нее в Россельхозбанке кредит 100 млн руб. для своей компании – ООО «Золотое собрание».

«Новая» обратилась за комментарием к Наталии Макеевой, но та разговаривать с корреспондентом категорически отказалась.

Гостиничный бизнес

Что же такое ООО «Воронцовский фонд», которому Макеева сделала такой щедрый и скоропалительный подарок?

Основатель и первый руководитель фонда – бывший вице-губернатор Новгородской области Борис Воронцов. Заняв высокую чиновничью должность, он передал бразды правления некой Наталье Николаевне Воронцовой, которая, судя по анкетным данным, женой его точно быть не может и скорее всего является матерью. Зачем такой респектабельной даме уводить собственность у какого-то ДСК, мы узнать не смогли – Наталья Воронцова от комментариев отказалась.

Зато выяснилось, что у Наталии Макеевой в Новгородской области есть интересные бизнес-проекты. Некоторое время она была гендиректором ОАО «Гостиница Новгородская», которая принадлежала Новгородской области, а затем была приватизирована, причем достаточно мутным образом. Сначала ее выкупил у города Андрей Белов, известный тем, что был членом комитета по займам в скандальном кооперативе «Общедоступный кредит», руководители которого скрылись за границей, когда выяснилось, что это чистой воды пирамида. Кстати, с «Общедоступным кредитом» тесно сотрудничал Борис Воронцов: сначала вложил туда деньги, а потом получал там займы.

Руководитель антикоррупционного центра «Трансперенси Интернешнл-Р» в Великом Новгороде Анна Черепанова говорит, что пыталась выяснить: почему Андрей Белов выиграл конкурс на приватизацию гостиницы «Новгородская» в декабре 2013 года, а оформил покупку только через год? Но в департаменте имущественных отношений Новгородской области сочли, что «приватизация была осуществлена в строгом соответствии с законом», а Белов за просрочку платежа заплатил неустойку. (Подробности см. в публикации “Новгородского портала”.)

Очень близкие люди

Понятно, что окончательным владельцем «Новгородской» оказался не Белов, а некое ООО «Славна». Оно принадлежит Людмиле Пиотух, у которой Наталия Макеева работала гендиректором гостиницы в феврале-марте 2015-го. При этом сама Пиотух работала в ДСК-4, когда его возглавляла Макеева. А если верить сети Linkedin, в «Золотом собрании», которое принадлежит Макеевой, Пиотух трудится до сих пор.

В таком взаимном трудоустройстве нет ничего незаконного. Однако по странному совпадению 18 декабря 2014 г. Пиотух получила от ДСК-4 зарплату за октябрь-ноябрь 2014 года – 261 тыс. руб., в этот же день Макеева провела еще много платежей физическим и юридическим лицам. И в этот же промежуток времени активы ДСК-4 перекочевали сначала в «Макситорг», а потом в «Воронцовский фонд». Дмитрий Макеев, который в тот момент уже выиграл суд по наследству, но еще не назначил нового директора в ДСК-4, считает, что мачеха таким образом пыталась вывести из утекающейу нее из рук фирмы все, что можно. Чтобы это «все» осело в «Воронцовском фонде».

Цепь совпадений

У Наталии Макеевой есть еще один проект – бывшая гостиница «Мста» в городе Боровичи Новгородской области, которая сейчас реконструируется в жилищно-деловой комплекс. Принадлежит она фирме Макеевой «Золотое собрание».

«Макеева участвовала в приватизации двух гостиниц в Новгородской области, одну из них получила в собственность. Параллельно через прокладку-«Максторг» она продала за бесценок «Воронцовскому фонду», связанному родственными узами с экс-вице-губернатором области, мою собственность. Это совпадение?» – недоумевает Дмитрий Макеев.

Еще посудятся

Сейчас Дмитрий Макеев судится с «Воронцовским фондом» за право собственности на помещения ДСК-4. В феврале по его заявлению было возбуждено уголовное дело по фактам вывода собственности: продаже помещений через «Максторг», прямой обналичке денег по платежкам вроде той, что была выписана Пиотух. В конце марта, как сообщили Макееву оперативники, были проведены обыски в «Золотом собрании» и «Воронцовском фонде», а Наталия Макеева 30 марта была задержана и помещена в СИЗО, но через несколько дней выпущена под подписку о невыезде.

Однако в гражданском суде попытка оспорить продажу имущества через «Максторг» «Воронцовскому фонду» не увенчалась успехом. 4 апреля Дмитрий проиграл иск в кассационной инстанции. Теперь уже «Воронцовский фонд» подал иск об истребовании имущества из чужого пользования – чтобы выселить ДСК-4 из помещений, купленных через «Максторг» по той самой сделке, которая сейчас находится под пристальным вниманием следствия. Он будет рассматриваться в конце апреля.

Против самого Дмитрия Макеева также пытаются возбудить уголовное дело. «Проводится проверка по моим якобы незаконным действиям, – поясняет Макеев. – Мне показали заявление, по которому проводилась проверка, оно было подписано Борисом Воронцовым. Основание для проверки – то, что я якобы не пускаю его в мой офис, который он считает своим. Хотя представители фонда приходили сюда, мы обменялись нотами и проектами встречных исков».

Создан прецедент демонтажа согласованных шлагбаумов во дворах

Жителей района по суду заставляют открыть въезд к придомовым территориям

18.03.2019 в 18:56, просмотров: 28458

Печальный для автовладельцев прецедент создан в Северном Тушине. Прокуратура настояла в Мосгорсуде на демонтаже шлагбаумов в двух дворах возле станции метро «Планерная». Причина: межквартальные проезды по закону перегораживать нельзя. Неудобства местных жителей, вынужденных день за днем делить собственный двор с заезжими водителями, в расчет не берутся.

Это решение может выйти далеко за пределы района. Впредь суды смогут оспаривать легальность «антигостевых» барьеров, даже если их установка была согласована с местными властями.

Адреса «горячих точек»: улица Вилиса Лациса, 7, к. 4, и улица Планерная, 7, к. 3. Муниципальные депутаты, а затем — Тушинский районный суд решили, что проезды рядом с указанными домами — дворовая территория. Тушинская межрайонная прокуратура, на основании проекта плана межевания квартала, указала, что это не так: проезды являются межквартальными, а значит, не подлежат огораживанию. Это прямо запрещает постановление столичного правительства «О порядке установки ограждений на придомовых территориях в городе Москве». Мосгорсуд с прокуратурой согласился.

Это означает, что согласованные муниципалитетом шлагбаумы теперь незаконны, и жители должны их демонтировать за свой счет. А дальше — учитывая, что совсем рядом находится конечная станция метро «Планерная» — им придется выбрать одно из двух. Либо просить (именно так — механизм подразумевает просьбы жителей) мэрию о введении в собственных дворах платной парковки, либо проявлять вынужденное гостеприимство по отношению к сотням (иногда тысячам) автовладельцев, приехавших из области и пересаживающихся каждое утро на метро. При пробках и платной парковке в центре города таких водителей с каждым годом все больше.

— Ладно бы только места занимали, — говорит житель улица Планерной Павел Соломко, — но ведь они ездят по дворам с дикой скоростью. Не свои же дети тут гуляют, почему бы не разогнаться. 60 километров в час — по-моему, не предел.

Решение Мосгорсуда — в некотором смысле модельное для всего города. Хотя в России официально нет прецедентного права, при вынесении решений по аналогичным делам районные суды вполне могут руководствоваться определениями вышестоящей судебной инстанции. Применительно к дворовым шлагбаумам это значит, что во многих случаях их установку можно оспорить.

Наиболее зыбко положение тех «контрольно-пропускных пунктов», что перекрывают, как в Северном Тушине, мелкие дороги общего пользования. Решение по ним в судах, как только найдется энергичный прокурор или группа граждан, страдающая от этого шлагбаума, будет вынесено на тех же основаниях и будет, очевидно, таким же: демонтировать. А подобных мест в Москве уже несколько. Например, участок 2-й Останкинской улицы вблизи Хованского входа ВДНХ: в 2018 году жители при поддержке муниципальных депутатов добились перекрытия части улицы, чтобы избавиться от тысяч автопосетителей выставки, пытающихся припарковаться в окрестностях.

— Комиссия по ЧС префектуры одобрила установку части шлагбаумов на усмотрение совета депутатов района, — описал ситуацию для «МК» депутат Останкинского района Николай Александров. — Другие несколько шлагбаумов согласовывает зампрефекта по чрезвычайным ситуациям. С любого домашнего телефона, установленного в семи «огороженных» домах, можно будет позвонить на специальный номер, чтобы пропустили автомобиль гостей или курьерскую доставку. Машины спецслужб, само собой, проезжают беспрепятственно. При этом не обязательно быть прописанным, чтобы получить разрешение на въезд — все решают по-человечески.

Перспективы этих шлагбаумов, повторимся, невеселые: если не исключить данный участок улицы из городской улично-дорожной сети (а это довольно долгая и сложная процедура, пройти ее полностью в Москве до сих пор никому не удавалось), заграждения уже в ближайшие годы (месяцы?) заставят демонтировать. А дальше — та же дилемма, что в Тушине: платная парковка или забитые в три ряда машинами дворы.

— Платная парковка означает, что все парковочные места разметят по ГОСТу, — говорит Павел Соломко с улицы Планерной. — Сейчас мы ставим автомобили так, чтобы никому не мешать — и все довольны. Но если пустить во дворы городских парковщиков, они запретят парковку по углам, обозначат инвалидные места. И, наверное, «крокодилы» — эвакуаторы — начнут работать. То есть мест для стоянки станет намного меньше. И занимать их будут опять же все желающие. Нам это совершенно неинтересно.

Читайте также:  2 частых причины: почему не плодоносит слива на даче

Впрочем, бывают случаи, когда автовладельцам удается раз за разом «отбиваться» от претензий и сохранять шлагбаумы на дорогах общего пользования. Самый известный пример — коттеджный поселок «Альфа» в Южном Бутове, с 1994 года стоящий на дороге, которая соединяет Бутово с Калужским шоссе. В результате нескольких имущественных операций (сначала аренда на 49 лет, затем размен территориями с городом ради строительства Бутовской линии метро) дороги в поселке, повторимся, транзитные и нужные всему району остались частью улично-дорожной сети Москвы. Но при этом шлагбаумы на въездах и выездах никто даже не думает убирать.

Больше того: чтобы не создавать соблазна для соседей, правление «Альфы» частично разобрало транзитные дороги. Нет, мол, никаких участков «общего пользования», как и не было. Поступок радикальный, однако эффект — налицо. Все попытки оспорить незаконность «альфовских» шлагбаумов в судах вот уже почти 20 лет кончаются ничем.

Заголовок в газете: Двор не место для шлагбаума
Опубликован в газете “Московский комсомолец” №27929 от 19 марта 2019 Тэги: Метро, Суд, Власть, Строительство, Дороги Организации: Правительство РФ Места: Россия, Москва

В Воронеже жильцы дома воюют из-за установленного шлагбаума

Из-за преграды во двор не смогла проехать «скорая помощь».

Установленный шлагбаум во дворе дома №82 по Московскому проспекту уже два года является предметом яростных споров местных жителей. Как рассказала корреспонденту РИА «Воронеж» жительница дома Елена Соляная, на скорое разрешение конфликта рассчитывать не приходится.

– Наш первый подъезд закрыт от въезда со всех сторон. Справа стоят бетонные блоки, они были тут еще до того, как мы въехали. А два года назад появился шлагбаум. Поставили его для того, чтобы жители других подъездов не могли парковаться перед нашим. Причем изначально некоторые жильцы вообще хотел сделать парковку с номерами, чтобы у каждой машины было свое место. Я не знала о том, что шлагбаум вообще хотят ставить – собрания жильцов не было. Было лишь объявление, приглашающее собраться владельцев автомобилей. У нас тогда машины не было. За весь подъезд, в котором 60 квартир, приняли решение автомобилисты. Машин на подъезд более двадцати, причем в некоторых семьях несколько автомобилей. Так что рады шлагбауму явно меньше половины жильцов.

Первое время Елена Ивановна не придавала произошедшему большого значения. Пока шлагбаум не стал помехой для некоторых из жильцов.

– То грузовик, который привез нам мебель, не мог въехать во двор, то дочка играла свадьбу в марте, и пришлось просить ключи у соседей, чтобы не идти в платье по лужам до машины. А недавно наша соседка сломала ногу, и «скорая» не смогла подъехать к подъезду – пришлось девушке самой прыгать на одной ноге до машины. Однажды шлагбаум даже ломали: мужчине стало плохо, он собрался с силами и сам разбил преграду. Я жутко переживала из-за шлагбаума во время беременности дочери, мы перестраховались и легли в роддом заранее. Я работаю на «скорой помощи» и вижу, что проблема с огораживанием дворов часто мешает врачам добраться до больного.

Недавно история вышла на новую стадию развития. Павел Карпов, зять Елены Соляной, приобрел машину.

– Мне сразу сказали, что не забудут о том, как Елена Ивановна ходила в прокуратуру. Противостояние, похоже, перерастает в настоящую войну.

По словам Елены Соляной, полюбовно конфликт уже не разрешить.
– Разговоры с теми, кто этот шлагбаум ставил, не сложились – мои собеседники сразу переходили на оскорбления. Я пошла в прокуратуру, и проверка показала: шлагбаум поставлен незаконно. После этого я должна была, по идее, обращаться в суд, но не решилась: ребята работают, я сижу с ребенком, а тяжба отнимает время и силы. Я махнула на все рукой. Изначально, когда шлагбаум только появился, мне предлагали купить ключи за 700 рублей. Но тогда мы жили вдвоем с дочкой-студенткой, и я, работающая на «скорой помощи» за 15 тысяч рублей в месяц, не могла потратить семь сотен на шлагбаум. Тем более что машины у нас не было. А сейчас, после всех скандалов, искать мира с этими людьми совсем не хочется. Мы обратились в онлайн-сервис «Сердитый гражданин», посмотрим, как все повернется, –призналась она.

Жилец того же подъезда Надежда Бригиневич объяснила: большинство все-таки поддерживает установку шлагбаума, и собрание жильцов на самом деле было, есть копия протокола.

– У нас больше половины подъезда проголосовало за установку шлагбаума. И считаю, что его появление абсолютно оправданно: раньше у нас был не двор, а какая-то проезжая часть. Люди из соседних домов ставили машины прямо на детскую площадку. А иногда даже не из соседних – приезжали непонятно откуда. Иногда мамы с маленькими детьми к подъезду не могли подобраться. Своим шлагбаум всегда откроют – те, у кого нет ключей, могут попросить соседей. У нас есть в подъезде люди, которые почти всегда дома. Так что это надуманная проблема.

Как объяснил подполковник внутренней службы Александр Воронов, заместитель начальника нормативно-технического отдела лицензирования и сертификации, установка шлагбаума не должна в случае пожара стать препятствием для машин спасателей.

– Есть статья 90 Федерального закона «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности» и там четко прописано, что для зданий и сооружений должно быть обеспечено устройство проездов и подъездных путей для пожарной техники. И если из-за шлагбаума у пожарной машины нет возможности подобраться к подъезду, то это нарушение требований пожарной безопасности, ч. 8 статьи 20.4 административного кодекса. Гражданину такое нарушение обойдется в полторы-две тысячи рублей, – объяснил он.

Юрист и руководитель портала «Сердитый гражданин» Александр Шин объяснил: в российском законодательстве детальная процедура согласования на установку заграждений не прописана.

– Если жильцы дома желают ограничить проезд в свой двор с помощью установки шлагбаума, им необходимо получить разрешение на установку шлагбаума в соответствующих органах. Решение об установке шлагбаума принимается не менее чем 2/3 от общего количества голосов собственников. Голоса определяются по площади, а не по количеству квартир. Как правило, согласование на установку шлагбаума состоит из нескольких этапов: во-первых, нужно организовать общее собрание владельцев квартир, которое должно принять постановление о формировании земельного участка, на котором располагается жилой дом, и постановке его на кадастровый учет. Во-вторых, составить обращение в уполномоченные государственные органы для проведения процедуры формирования и постановки земельного участка на кадастровый учет. Так как шлагбаум не относится к объектам капитального строительства, то для его установки нет необходимости в получении разрешения на строительство, а также прохождении иных процедур, которые предусматривает градостроительное законодательство. В связи с этим необходимо заметить, что в действующем законодательстве не прописана детальная процедура согласования на установку заграждений типа шлагбаума, которые не являются объектами капитального строительства. Чтобы лица, которые устанавливали шлагбаум, не были привлечены к административной ответственности и избежали угрозы предписания о демонтаже шлагбаума, рекомендуется проводить согласование на установку шлагбаума со следующими органами: Управой района, на территории которого находится жилой дом, ГИБДД и МЧС РФ.

Письма из Замкадья. Санта-Барбара-на-Оредеже, или Поселок по имени Поселок

Дорогие наши, в обоих смыслах, москвичи!

Чтобы вы больше не беспокоились, скажу сразу: жизнь за МКАДом есть. Какая – другой вопрос, посильнее «Фауста» Гете. И в подтверждение тому – эти письма, которые я пишу из поселка Вырица. Ну где ж вам его знать. А я подскажу. Про Питер слышали? Да, да, это «Сапсаном» на уик-энд сгонять. Ну, белые ночи, разводные мосты, «Зенит» и бывшая криминальная столица. (Хотя в разговоре с вами слово «столица» лучше не употреблять?) Вот, а от Питера еще час электричкой.

Поселков в России – тысячи (пока, во всяком случае). Но Вырица стоит среди них особняком. (Дайте же похвастать аборигену!) Ну где еще, скажите, городское поселение включает в себя 8 (восемь) населенных пунктов? Какое еще поселение в 11 тысяч жителей по последней переписи имеет 5 ж/д платформ для остановки электрички? Пешком в гости к приятелю не дойдешь, больно далеко. Без автомобиля или на худой конец велосипеда не обойтись. Чем не Санта-Барбара? Согласен, местного, так сказать, розлива, но все же.

Первое упоминание о ней датируется 1676 годом, но археологи утверждают, что человек жил здесь и раньше лет на пятьсот-шестьсот. Местность эту считали своей и шведы, и финны, и прочие ингерманландцы. Правда, с Петром Алексеевичем территориальные споры закончились в пользу России.

С новой имперской столицы протянулись и тракты – до старой, боярской, и до древнерусской, теперь уже незалежной. А там, где тракты, там купцы, там, естественно, и «романтики с большой дороги». Во всяком случае, в летописях Вырица упоминается именно как место, где укрывались от своих темных дел всякого рода ушкуйники. Может, и неспроста тогда появилась поблизости воровская столица полтыщи лет спустя? Места глухие, леса да болота, а рядом ведь – русские, шведские и финские купцы с добром – и никаких таможен…

Но это – присказка, а сказка вот о чем будет. О том, что в прошлом можно разглядеть нынешнее время, как в капле воды. Только капель таких вон сколько, поди разбери, которая – о нас?

Попробую. И расскажу я вам о проекте, который был достоин пера О. Генри или Ильфа с Петровым. И думается мне, что рыжий наш, Чубайс который, хорошо знает эту историю. Правда, с размахом у него не то. Что это такое, скажите мне, — Наноград? «Нано» — это когда смотри хоть спереду, хоть наискосок, хоть все глаза прогляди, — ничего не увидишь: ни добра, ни денег потраченных. В общем, ни «нано» у вас, ни «града», так? А тут – проект поселка, который так до сих пор и называется — Поселок. Основные сведения почерпнуты мною из книги А. Барановского «Вырица при царе. Дачный Петербург».

Затеяли все это Матвей Сегаль и британский подданный, потомок английского купца Матвей (Мэтью) Эдвардс. Кто из них более походил на Джеффа Питерса, а кто на его компаньона Энди Таккера, до сих пор неясно, но ягоды эти были одного поля и друг друга стоили. Разница была только в том, что у Эдвардса были деньги, а у Сегаля – великое множество идей. В общем, лохотрон. Сначала Эдвардс, получивший после удачной женитьбы на дочери Бенуа Камилле приличное приданое, вложился в строительство… алтайских приисков и геологическую разведку. Из этого ничего не выгорело, и тогда он взял в банке ссуду на скупку пустующих земель недалеко от Вырицы. Ничтожную прибыль с фамильной канатной фабрики съедали банковские проценты. Продать землю крестьянам по бросовой цене Эдвардс не хотел никак. И тогда-то Сегаль поделился с ним гениальным планом сделать из принадлежащей ему территории… второй Баден-Баден. Была проведена хорошая рекламная компания. Сегаль расстарался. Рекламу вкладывали даже в упаковки охотничьих патронов! «Афины столичного отдыха», «уникальный целебный климат», «исключительно сухая почва» и «величественные сосновые леса» с тех пор стали визитной карточкой местности. Семена упали на благодатную почву. Растущая как на дрожжах экономика России конца девятнадцатого-начала двадцатого века приводила к повышению благосостояния петербуржцев. Стремительно рос средний класс. Люди, которые не могли позволить себе настоящий Баден-Баден или Ниццу, но не желали строиться на Выборгской стороне рядом с рабочим и дворовым людом, клюнули на рекламу: иметь свое имение по соседству с равными себе да еще и в поселке «со всеми удобствами»! Газеты подробно расписывали проспект, уходящий в напоенный солнцем сосновый лес, где через каждые 50 метров прямо на дереве находился телефон и можно было снять трубку и позвонить в Петербург. А когда часть земель была продана Министерству внутренних дел и Священному Синоду, «лед тронулся». Вскоре архитектор Зимин составил план поселка, который был «чуточку» подправлен губернским секретарем Дивой, вошедшим в долю к бравым концессионерам. Поселок, естественно, получил имя Эдвардса, как и центральный проспект с бесплатной конкой. Названия улиц и проспектов ласкали слух: Романовский, князя Витгенштейна, графа Льва Толстого, Английский, Купальный… Православная церковь и костел, буфет на станции, ряженые, встречающие прибывающих, белки, принимающие угощение с руки… (Нет, все-таки это не нынешний тупой распил! Да, махинации, да, авантюра, но были во всем этом какое-то благородство, романтика и шарм. Не то что нынешнее племя. А что в сухом остатке вашего Нанограда? Нанопыль? Не смешите меня, я заканчиваю.)

Читайте также:  3 способа моей бабушки: как хранить урожай лука

Увы, все-таки Баден-Бадена из Поселка не вышло. Долги и кредиторы надломили великого комбинатора. Эдвардс был вынужден продавать участки крестьянам. Крестьяне были недовольны заведенными «барскими» порядками и отсутствием вагонов четвертого, самого дешевого, класса в поезде до Поселка. Началась самовольная вырубка и вывоз леса, а кое-где и петуха красного пустили. Тут не вовремя грянула Первая мировая, а за ней – революция. Больной и сломленный Эдвардс скончался в дни революции в своем так и не достроенном имении, а благополучных жителей разметало революционным штормом.

А Поселок – Поселок остался, как и построенная Эдвардсом железная дорога. Чем и увековечил свое имя в истории. Как и его компаньон, от которого осталась… улица в Петербурге — Сегалева. Правда, сейчас по незнанию ее переделали в Сегалёва, но это мелочи. А будет ли, скажите мне, со временем улица Чубайса?

На этом заканчиваю свое первое письмо. Если улыбнулись разок, уже хорошо.

О достопримечательностях Вырицы и о том, как живут люди сегодня, расскажу в следующих письмах.

Как москвичей поссорили шлагбаумы

Драки между соседями, поврежденные автомобили, бесконечные суды: третий год в Москве идет война шлагбаумов. Упростив процедуру их установки, власти, конечно, хотели как лучше, но на деле парковочный вопрос испортил москвичей пуще квартирного.

ИЛЬЯ НОСЫРЕВ, МАРИЯ ЛИБЕРМАН

Более полугода Давид Мелконян, главврач столичной стоматологической клиники American Russian Dental Center, воюет с жителями дома на Садовой-Кудринской улице, на первом этаже которого располагается его клиника. Война идет из-за парковки во дворе: чтобы не пускать чужаков, жители дома установили шлагбаум.

Сначала, чтобы парковаться во дворе, сотрудники клиники обзавелись универсальными ключами от шлагбаума. Но долго сохранять инкогнито им не удалось, и жители начали против них боевые действия.

“Мою машину пачкали экскрементами, царапали, под дворниками оставляли оскорбительные записки”,— жалуется Мелконян. В начале февраля врач в порыве ярости выломал злополучный шлагбаум на глазах у жителей, дезактивировавших его ключ и перегородивших въезд во двор.

«Шлагбаумы во дворах противоречат самой идее города»

Разъяренный крепкий лысоватый мужчина в “дутике” раскачивает шлагбаум, чуть ли не повиснув на нем всем телом, а потом энергично выламывает его, раскручивая вокруг оси,— видео вмиг разлетелось по соцсетям и даже попало в эфиры федеральных каналов.

Сейчас Мелконян сожалеет, что погорячился, и уже согласился полностью возместить ущерб, который, по предварительным оценкам жителей, составил около 70 тыс. руб.

Но от своего права парковаться в этом дворе не отказывается:

Клиника занимает 10% от общей площади дома, мы платим аренду, так почему же мы не имеем права здесь парковаться?

Впрочем, сама ситуация так и осталась неразрешенной. “Город все это скинул на решения общих собраний жителей,— сетует стоматолог.— И непонятно, как нам договариваться: нас не хотят пускать даже в дневное время, когда двор полупустой. В полиции мне сказали, правда, что я такой не один — суды завалены такими делами, почти в каждом дворе судятся”.

У автомобилиста, безуспешно тычущегося во дворы в поисках парковки в центре, складывается ощущение, что Москва огорожена уже вдоль и поперек. На самом деле это не совсем так.

Осенью прошлого года глава столичного департамента транспорта Максим Ликсутов сетовал, что пока лишь 10% парковочных мест в Москве защищены шлагбаумами. Это всего 150 тыс. из 1,5 млн, уточнял заммэра.

По задумке столичных властей шлагбаумы во дворах должны идти в ногу с платной парковкой. Смысл всего этого, как известно, в борьбе с пробками, или, другими словами — с автомобилистами. Мысль-то простая:

если на улице автомобилисту будет парковаться дорого, а во дворе — невозможно, то он оставит машину дома и поедет на метро.

В связи с этим упрощенный порядок установки во дворах шлагбаумов, заборов и других ограждений был утвержден менее чем через месяц после того, как парковка внутри Бульварного кольца стала платной.

В конце 2015 года прибавилась и финансовая поддержка — город компенсирует по 50 тыс. руб. за установку каждого устройства в зоне платной парковки. При средней стоимости шлагбаума в 70-120 тыс. руб. это почти половина расходов.

Москвичам дадут денег на шлагбаумы

Процедура установки шлагбаумов сегодня максимально проста: нужно провести общее собрание собственников жилья — собрать более 51% голосов, сделать проект ограждения (в нем должны быть указаны место размещения, тип, размер и внешний вид шлагбаума) и согласовать его в совете депутатов своего муниципального округа.

Проект должен предусматривать “круглосуточный беспрепятственный проезд” во двор полиции, пожарных, медиков, специалистов МЧС и других спецслужб. При наличии проекта и согласия жителей согласование в совете депутатов занимает не больше месяца.

“Конечно, жители центра встретили новый регламент чуть ли не аплодисментами,— рассказывает жительница одного из домов в Замоскворечье.— Раньше процедура занимала чуть ли не полгода: нужно было идти в управу, ГИБДД, МЧС. И после всего этого могли еще и отказать. Сейчас проще: понятны все требования. Не требуется оформлять двор в долевую собственность. И депутаты набили руку”.

Депутаты в столице, похоже, действительно набили руку: количество шлагбаумов в Москве только растет, пусть и не так быстро, как хотелось бы мэрии.

“Силами только нашей организации, к примеру, установлено более 700 шлагбаумов”,— рассказывает Артем Киселев, генеральный директор Центра развития московского городского парковочного пространства, занимающегося установкой в столице шлагбаумов под ключ.

На вопрос “Денег” о том, какое количество московских дворов на данный момент огорожено, в мэрии не ответили, но, судя по данным, обнародованным ранее Максимом Ликсутовым, и официальным пресс-релизам мэрии, можно говорить, что шлагбаумами обзавелись порядка 2 тыс. дворов — главным образом в пределах Садового и Третьего транспортного кольца.

Снести нельзя поставить

Порядок установки шлагбаумов во дворах был упрощен параллельно с введением платной парковки

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

Подсчитать количество огороженных дворов действительно сложно, потому что значительная часть шлагбаумов, разрешенная одними инстанциями, по решению других ликвидируется, либо же их без всяких оснований сносят возмущенные процессом огораживания столичные жители.

“Немало случаев, когда найти хозяина шлагбаума вообще невозможно,— рассказывает адвокат АНО “Экспертный центр “Консультант”” Сергей Воронин.— Это самая простая история: тогда ограждение можно просто спилить без суда”.

Совсем другое дело, если жители, собственники или арендаторы идут в суд. Недочет в документации — и суд примет решение о ликвидации шлагбаума. Часть ограждений сносит и сам город, например, при капительном ремонте. Как говорит президент СРО “Совладение” Александр Павленко,

есть ощущение, что идет непрерывный процесс установки шлагбаумов за счет жителей и их сноса за счет бюджета.

“Во многих случаях ограничение проезда на территории около дома — это чистая лотерея и игра с законом,— продолжает тему Воронин.— Придомовая территория действительно является коллективной собственностью жильцов дома, но дорога внутри двора — это уже общегородская собственность. Если не повезет, шлагбаум смогут легко убрать при обращении в суд или без него”.

Конечно, на практике истории борьбы за снос или установку шлагбаумов не так просты, как может показаться. По наблюдениям Воронина, конфликты и споры вокруг установки шлагбаумов начались в 2014 году — фактически сразу после того, как жители начали их ставить.

Машино-место поближе к подъезду становится причиной многолетней вражды между соседями

“В нашем дворе шлагбаум простоял меньше месяца,— рассказывает Екатерина, жительница Гагаринского района.— В доме завелся активист — Сан Саныч, который твердо решил оградить наш двор, несмотря на то, что у нас в целом не было проблем с парковкой.

О том, что результаты голосования по шлагбауму подделаны, что сам Сан Саныч возглавил совет дома незаконно, жильцы говорят на внутренних форумах дома, но по-настоящему бороться с активистом всем лень.

В итоге Сан Саныч собрал с каждой машины по 5 тыс. руб., добился установки шлагбаума. Соседний дом, которому этот шлагбаум перегородил проезд, обратился в суд, и его снесли. Теперь Сан Саныч трясет с нас деньги на адвоката, чтобы судиться с управой и вернуть шлагбаум. А тех, кто не сдаст, опять грозится не пускать”.

Во двор, конечно, жильцов не пустить не могут: юристы в один голос объясняют “Деньгам”, что

по иску любого жильца шлагбаум либо снова снесут, либо обяжут владельца шлагбаума выдать ключи даже тем, кто никаких денег не платил.

Более того, управляющую компании можно и нужно пытаться заставить вернуть деньги. Такую попытку сейчас предпринимают жители Кузьминок, обвиняя в суде управляющую компанию в незаконном обогащении.

“Жильцы дома договорились сдать с каждой квартиры по 2,5 тыс. руб. на установку шлагбаума и затем ежегодно перечислять по 1,2 тыс. руб. за эксплуатацию,— рассказывает Сергей Крылов, гендиректор юридической компании “Дельта консалтинг”, представляющей интересы жителей в судебном споре.— Однако вскоре возникла серьезная проблема: шлагбаум стали сносить через день. Дом находится около метро, трафик там очень плотный, много машин и пешеходов”.

В итоге с жителей начали дополнительно собирать деньги на установку камер видеонаблюдения, укрепление шлагбаума, монтаж и так далее.

“Все это не помогло — шлагбаум сохранить не удалось, поймать никого не смогли даже с камерами, а жителям просто надоело за это платить,— продолжает Крылов.— Кроме того, кофейни, кафетерии и продуктовые магазины и вовсе отказались участвовать в сборе средств”.

В столичных судах за последние два года рассматривалось более 150 дел, связанных со шлагбаумами. Примерно в половине случаев вынесено решение о сносе заградительных сооружений. Но даже при этом исходе мира между соседями уже не получается.

Читайте также:  Что известно людям о мифическом духе бани: приметы о баннике

В Куркино шлагбаумами оказались отрезаны подъезды одновременно к двум школам и детскому саду — родителям с детьми нужно было идти от машин полкилометра.

“Мы сначала пытались договориться с жителями домов, которые установили шлагбаумы, о кратковременном въезде,— рассказывает активный участник этой истории Вадим Малышко.— Но в этих домах случайно или по совпадению жили те самые депутаты, которые согласовывали эти шлагбаумы. И они ни в какую не захотели с нами договариваться. Рассказывали о пользе пеших прогулок.

Ежедневно между нами происходили конфликты, словесные перепалки и даже драки между родителями и жителями. Потом мы начали подавать иски — в разбирательстве с нами даже участвовал представитель от Москомспорта (так как сотрудников и учеников Московской школы гольфа тоже не пропускали)”.

Свою территорию отгородил каждый десятый московский двор

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

В итоге суды встали на сторону инициативных родителей. Однако исполнение судебных решений затянулось.

“Несмотря на решение суда, шлагбаумы почему-то так и не стали сносить. Мы обратились в префектуру, в управу. В итоге шлагбаумы и сейчас стоят, хотя со стороны одного дома, правда, всегда открыты. Там жители перестали платить деньги за содержание шлагбаумов и охрану. Но другой проезд закрыт, там судебное решение, видимо, никому не указ”,— иронизирует Малышко.

Родителям в Куркино еще повезло — в абсолютно аналогичной ситуации в Пресненском районе суд сохранил ограждения.

В Москве произошел дворовый переворот

В другом дворе, уже в центре, недовольный поборами житель написал на активистов своего дома заявление в полицию.

Два года назад общий на два дома двор на Таганке решили оградить от водителей, пытающихся объезжать по нему пробки. Установкой ограждений и оформлением всех документов занимались старшие по домам, они уже продолжали собирать деньги на его содержание.

“В нашем дворе шлагбаумы работают уже достаточно долго, всем в целом нравится, и платим немного — по 200 руб. в месяц. Но вот один наш сосед принципиально не хотел платить. Когда старшие по домам в очередной раз на него надавили с выплатами, он на них заявление в полицию написал — за незаконный оборот денежных средств,— рассказывает жительница дома 9 по Марксистской.— После заявления их вызывали в полицию и проверяли. Потом, правда, отпустили. Но приятного мало”.

Шлагбаумная война подчас доходит до абсурда.

В Пресненском районе, в доме 4 по Большой Декабрьской, сейчас установлено пять шлагбаумов, два из них — вплотную друг к другу, и ключи от всех шлагбаумов — у разных людей. Активистка из этого дома Наталья Журавлева сетует:

Идея-то была нормальная — чтобы по выходным у нас не парковались посетители Ваганьковского кладбища. Но привело это к форменному идиотизму.

Договориться жители этого дома с соседями за несколько месяцев не смогли, ситуация только усугубилась: люди начали вешать навесные замки на примыкающие друг к другу шлагбаумы в качестве дополнительной защиты.

Многие в своем стремлении оградиться от соседних домов и закрыться шлагбаумом забывают о единой подъездной дороге в соседние дворы. В итоге шлагбаум становится настоящей преградой и изоляцией для соседей. Отсюда бесконечные споры и конфликты,— комментирует Сергей Крылов.— По-хорошему нужно устанавливать только внешние шлагбаумы”.

Впрочем, даже установленные по всем правилам и с согласия жителей ограждения не гарантируют мира во дворе.

Как только вопрос о шлагбаумах решен, начинаются другие войны — за лучшее парковочное место во дворе.

К сожалению, вопрос этот всегда решается с позиции силы, платить за место для своей машины при наличии шлагбаума не хочет уже никто.

В жилом комплексе “Маршал” на улице Рыбалко застройщик вместе с управляющей компанией попробовал ввести платную парковку во дворе — по 300 руб. в день. Жители взбунтовались и против платы, и против шлагбаума. Теперь там нет никаких ограждений.

Есть подземная парковка — 350 руб. в сутки. Но все паркуются наверху — в несколько рядов, с обеих сторон, на тротуарах, не обращая внимания на многочисленные знаки, что парковки нет. Местные охранники, правда, большой опасности в этом не видят, поскольку эвакуатор тут просто не проедет.

Санта-Барбара воронежского разлива или зачем в одном дворе появилось три шлагбаума

Сегодня никого не удивляет наличие шлагбаума при въезде на придомовую территорию многоэтажки. Он является преградой на пути посторонних авто, обеспечивая жильцам место для парковки машин.

Как установить шлагбаум во дворе жилого дома по правилам в России: порядок действий и список документов. Что делать, если жилец многоквартирного дома против установки шлагбаума во дворе?

Содержание статьи:

Закон об установке шлагбаума во дворе многоквартирного дома в России

Проблема свободных парковочных мест в крупных городах ощущается особо остро. Кроме того, за парковку автомобиля необходимо заплатить.

Владельцы машин решают данный вопрос по-своему – оставляют транспортное средство в ближайших дворах. Неудивительно, что жители, лишенные возможности ставить личные авто в собственных дворах, устанавливают шлагбаумы, ограничивающие въезд «чужакам». И делают это на вполне законных основаниях, если не пытаются самоуправствовать, а выбирают правильный путь.

Федеральным законом №189 (статья 16), действующим с 2004 года, и Жилищным кодексом РФ (статья 36) предусматривается передача придомовой территории в собственность жильцам многоквартирного дома – вариант долевого владения.

Что это означает при наличии коллективного решения жильцов:

  1. Использование всех объектов, находящихся на данном участке.
  2. Проведение работ по благоустройству участка.
  3. Осуществление защиты территории, включая установку шлагбаума, и так далее.

Таким образом, правильное оформление собственности дает право владельцу (в лице жилищного кооператива) благоустраивать и защищать территорию, прилегающую к многоэтажке. Главное – не вступать в противоречия с законом. Правильней привлечь опытного юриста для уточнения всех законодательных нюансов, дабы не пришлось убирать уже установленную преграду.

К слову, с 2013 года в столице действует Постановление Московского правительства, регламентирующее установку каких-либо искусственных преград на придомовых участках. В этом специальном документе прописаны все аспекты данного вопроса, начиная с дат, сроков принятия решения, нюансов согласования, и заканчивая порядком монтажных работ, возможными причинами отказа и прочими тонкостями.

Правила и порядок установки шлагбаума во дворе многоквартирного дома

Законный путь установки оградительного устройства для въезда во двор подразумевает следующий порядок действий, состоящий из следующих основных пунктов:

1. Юридическое оформление долевого владения придомовым участком:

  1. Собираются жильцы многоэтажки.
  2. Собранием принимается решение (большинством голосом): сформировать участок земли, на котором расположено многоквартирное строение, и зарегистрировать его в кадастре.
  3. В госорганы направляется соответствующая бумага, где отражено решение собрания.

Иными словами, на основании письменного согласия жильцов устанавливается площадь указанной территории, ее границы закрепляются в кадастре за владельцем, представленным долевыми собственниками (согласно статье 26, ФЗ№122).

2. Проводится собрание долевых собственников, которое также принимает ряд решений:

  1. Установить шлагбаум.
  2. Ввести его в эксплуатацию.

Указанные выше решения оформляются протоколом и принимаются большинством голосом. Теоретически достаточно 51%, на практике 70% жильцов должны проголосовать «за». В этом случае проще улаживать возможные конфликты с противниками установки шлагбаума.

3. Далее утверждается смета на монтаж оборудования определенной модели с соответствующими техническими характеристиками

Эти данные также фиксируются в протоколе.

В муниципалитет подается заявление на монтаж ограждающего устройства. К документу прилагается протокол с технической документацией (проектом ограды) и разрешения от специальных организаций (ГИБДД и пожарников).

При получении положительного решения можно приступать к монтажным работам.

По каким же правилам устанавливается шлагбаум на территории дворов?

Их не так много, но нарушение любого может стать поводом для демонтажа заграждения:

  1. Шлагбаум не должен является препятствием для прохода человека. Важно учитывать все категории пешеходов, к которой причисляются родители с малышами, сидящими в колясках, велосипедисты, инвалиды-колясочники и прочие.
  2. К обязательному условию относится обеспечение беспрепятственного въезда на территорию дома транспорта пожарной, медицинской, газовой и прочих организаций из категории срочные службы.
  3. Важна легкость материала, из которого сделана стрела – ключевой элемент шлагбаума. Это действительно играет значимую роль на случай механического открытия преграды при возникновении такой надобности.
  4. Оснащение устройства элементами, обеспечивающими безопасность эксплуатации. Например, такими, которые способны блокировать оборудование, если под стрелой находится человек либо иной объект.
  5. Бетонируется основание для монтажа стойки и держателя стрелы. Это обеспечивает устойчивость конструкции, а, следовательно, ее надежность при эксплуатации.

Напоминаем: местом расположения искусственного ограждения может быть только участок, принадлежащий многоэтажке.

Документы, необходимые для установки шлагбаума во дворе многоквартирного дома

Законным основанием на установку искусственного ограждения на придомовом участке служит пакет бумаг, состоящий из:

  1. Документа, подтверждающего долевую собственность владельцев квартир на территорию, прилегающую к дому.
  2. Справки (выписки из кадастра), отражающей полную информацию о данном участке земли.
  3. Протокола собрания, на котором принималось решение о монтаже шлагбаума.
  4. Техдокументации на оборудование.
  5. Разрешений, выданных: районной администрацией, ЖКХ, пожарным надзором и ГИБДД.

Шлагбаумы не входят в число капитальных объектов, поэтому разрешительные документы на его строительство не требуются.

Однако есть другие нюансы. Необходимы доказательства того факта, что территория многоэтажки не является частью сквозной дороги.

Если придомовой участок просто прилегает к дому и не затрудняет сквозной проезд, сложностей с оформлением не будет – нет нарушений правил ДД, в частности статьи 15.

Согласование установки шлагбаума с пожарной охраной во дворе многоквартирного дома

Получение разрешения на монтаж шлагбаума от пожарной службы – дело сложное, но важное. Заниматься этим вопросом лучше до начала монтажных работ, чтобы в будущем ничего не переделывать и не вступать в конфликт с данной организацией.

Единственное требование представителей пожарной структуры к любым ограждающим конструкциям – обеспечение беспрепятственного въезда пожарных машин на территорию двора. Если ограда не соответствует этому условию, она признается незаконной. В качестве аргументов отказа – правила ППБ.

Вот почему необходимо доказать постоянную готовность шлагбаума к открыванию для пропуска машин МЧС.

Как это сделать?

Предлагается два проверенных варианта:

  1. Нанять нескольких охранников, в обязанности которых будет входить пропуск транспорта, относящегося к срочным службам. Метод отличается надежностью, хотя и не является самым бюджетным. Не всем жильцам по карману содержание таких работников.
  2. Установить систему видеонаблюдения с выводом сигнала на круглосуточно работающую диспетчерскую. Здесь все будет гораздо проще – проезд откроется в любой час. Для этого диспетчеру нужно лишь нажать на кнопку.

Внимание! Если установка шлагбаума не согласована с пожарными, но ограда все же поставлена, приехавший по вызову пожарный транспорт вправе снести ее. При этом возмещать ущерб никто не будет, зато в суд поступит исковое заявление на возмещение ущерба за вред, нанесенный служебной машине.

Незаконная установка шлагбаума во дворе многоквартирного дома: куда жаловаться?

Безусловно, не все жильцы приходят в восторг от преграды на въезде во двор. Недовольные могут подать соответствующую жалобу. Такой документ принимают в районной администрации.

Далее будет производиться специальная проверка – устанавливается законность подобных монтажных работ.

К проверке привлекаются представители ГИБДД либо МЧС. В общем, те же структуры, которые выдают разрешительные документы.

Примечание: Выявленный факт незаконной установки ограждающей конструкции имеет свои последствия в виде штрафных санкций.

Остались вопросы? Просто позвоните нам:

Ссылка на основную публикацию